ROMAN APRELSKIY











©2022 " Все права защищены. Копирование материалов без разрешения правообладателя и обратной ссылки запрещено! "
© " При использовании материалов сайта, ссылка на "роман-апрельский.рф" обязательна. "
©2006-2022 Веб-дизайн и оформление " Романа Апрельского. "
















    ×
















      ×
















        ×
        Бархат лет

        Посвящается памяти музыкантов, ушедших из жизни

        БАРХАТ ЛЕТ

        Белым покрывалом стелет зима,
        Года как один сорвались с цепи.
        Сколько мне плутать расскажи ка пурга,
        Суждено ли мне, дожить до весны.

        Красной рубахой украшу себя,
        Проглочу я боль горькой слюной.
        В вере ли мне слыть, и блистать на крестах,
        В подвигах ли слыть, и блистать со звездой.

        Новый день, сверкнёт надеждой;
        До небес, ярким — огнём взлететь в облака.
        А годы как бархат, ложатся на плечи,
        И остаются — в туманах, плутать без следа.

        За спиной ветра хороводят судьбу,
        Машут помелом собирая навет.
        Сколько растерял лет уже не найду,
        А смириться мне — хуже смерти нет.

        Сколько до небес — я сладил костров,
        Сколько нёс я тех кто пытался летать.
        Сколько сердец — я отвёл от грехов,
        А что мне до себя лишь остаётся мечтать.

        Свидетельство о публикации №119081306611

        ×
        Последний рей

        Посвящается морякам, не вернувшихся с походов

        ПОСЛЕДНИЙ РЕЙ

        Пьяные рифы хранят тишину,
        Скрывая погост кораблей.
        Тот кто пытался вступить с ним в спор,
        Ушёл до седых морей.

        Вдохнуть в свои паруса нежный бриз,
        И выровнить к ветру киль.
        Лишь только моря дыхания поймать ,
        И окунуться в штиль.

        Там где вода — касаясь небес,
        Рвётся нить горизонта свет.
        Там где закат — тревожит прибой,
        Я с ним — а море со мной.

        Ветры возводят валы стеной.
        Семи смертям не бывать.
        Ты принял в толще бездны покой,
        А нам остаётся ждать.

        Звёзд океан бьёт за кормой,
        К полярным льдам в новый путь.
        И каждый раз возвращаться домой — живым,
        В этом и суть.

        Над горизонтом реет маяк,
        Как око всевидящий страж.
        Нас ждёт встречая в объятиях огня,
        И провожает назад.

        Как только туман скрыл последний рей,
        И пеной вскипела волна.
        А на родной стороне остаются нас ждать,
        Омывая слезой — берега.

        Свидетельство о публикации №118061603614

        ×
        До седых ручьёв

        Жителям Донбасса и ополченцам защитникам посвящается

        ДО СЕДЫХ РУЧЬЁВ

        На острие смуты времён,
        Заплутала в наш дом беда.
        Вырастает наш отряд из пелён,
        Не обсохла пелена молока.

        А до неба вьётся пламя костров,
        Задыхается от смога земля.
        Кто полегли целуют стужу в засос,
        Да на ограде поржавела звезда.

        До седых ручьёв,
        Нам плутать в туман.
        Льётся кровь в чернозём,
        Стонет эхо по нам.
        Да под свист свинца,
        Жизни скорый срок.
        Расскажи брат про меня,
        Коль не успею нажать на курок.

        Вздыбилась по горла пурга,
        Отрекаясь от своих сыновей.
        Как искали мы себе поводыря,
        Да каждый раз обрекали на смерть.

        От отрепья — сволочей ведать страх,
        На себя нам принимать не к лицу.
        сколько нас не пытались сломать,
        Вдень победы мы едины в строю.

        Свидетельство о публикации №118060605242

        ×
        Я шёл загорался и гас


        Я шёл загорался и гас

        Я шёл, загорался и гас,
        Был пеплом в жадных руках,
        Я шёл, загорался и гас,
        Полыхал огнем в потухших глазах.

        Я шёл, загорался и гас,
        Был всплеском в таяние луж,
        Я шёл, загорался и гас,
        Кружил снегом в объятиях стуж

        Я шёл, загорался и гас,
        Был светом для тех кто в пути,
        Я шёл, загорался и гас,
        Слыл помехой в безответной любви.

        Я шёл, загорался и гас,
        Грел песней в сумраках лет,
        Я шёл, загорался и гас,
        Кто во тьме я дарил тому рассвет.

        Я шёл, загорался и гас,
        От заката к восходу в закат,
        Я шёл, загорался и гас,
        Каждый раз да все наугад.

        Я шёл, загорался и гас,
        Был словами в бездарных стихах,
        Я шёл, загорался и гас,
        Был рожден под гимн в железных стенах.

        Я шёл, загорался и гас,
        Стоном — плачем, в детских сердцах,
        Я шёл, загорался и гас,
        Кривил хулою в прогнивших устах.

        Я шёл, загорался и гас,
        Был горечью и победой в делах,
        Я шёл, загорался и гас,
        И костры разжигал я в сердцах.

        Я шёл, загорался и гас,
        И блистал ярче звезды,
        А ты хоть раз? Загорался, и гас,
        И способен ли все пройти.

        Свидетельство о публикации №117112503529

        ×
        Группа Ария в исполнении Романа Апрельского год записи 2014
        Группа Ария в исполнении Романа Апрельского год записи 2014
        ×
        Фотогалерея Роман Апрельский
        ×
        Студийные работы Клинский Рок-Клуб 2014 год
        ×
        Студийные работы Клинский Рок-Клуб 2014 год
        ×
        группа Хулиганы
        ×
        группа Хулиганы 1993 - 1995 год
        ×
        Группа Хулиганы Фотогалерея 1993-1995 год
        ×
        Прогулки по Москве
        ×
        Больно

        Как гуляла по земле пурга,
        Заметала помелом рубцы.
        Солнцем грелась — холодом душа,
        Изнывала, и ждала весны.

        Как до оттепели не дожить,
        Сердце рвется на Оскол к беде.
        Как остаться и собою слыть,
        И слезой скатиться по траве.

        Больно, больно мне смотреть в ее глаза,
        Больно, больно видеть мне ее лицо.
        Больно, что душою она венчана,
        Больно, и на пальце у нее кольцо.

        Разговорами трепать тоску,
        Прогорает день и ночь свеча.
        Рвется окрик из груди в пургу,
        И от вина по всюду полынья.

        Рвется пена с глотки — немота,
        Черным заревом сменяя ночь.
        Как смеялись на домной ветра,
        Унося с собою стужу прочь.

        Свидетельство о публикации №117082210287

        ×
        На берегу Невы

        Ночь, это время, для запахов снов,
        А нам предстоит это время в пути.
        Я, прошепчу, тебе — пару слов,
        О сути, бытия, и любви.

        Видишь, как неистово, гуляет волна,
        Всплеском будоражит берег Невы.
        Посмотри на нее, в отражение меня,
        В нем ты увидишь, сущность грозы.

        Видишь как в закате, мерцает вода,
        Это ветер танцует, с волнами вальс.
        Слышишь, как доносится из далека,
        Песня, что пою тебе я.

        Серебром, так печальна, таится ночь,
        Серебром, так печально, стихает Нева.
        Я, подам, тебе новый знак,
        Иди ко мне, иди — я жду тебя Да.

        Свидетельство о публикации №117073001228

        ×
        Новый виток

        Новой метлой отречься от неба,
        Новым наветам вымостить путь.
        С песней — с хулой накладывать вето,
        В ней каждый стремится найти свою суть.

        В новых отрядах нет место слащавым,
        Что растирают слюну по щекам.
        Тот кто отрекся от веры в усладу,
        Продал себя за новый Ислам.

        Левой и правой наотмашь к погосту,
        То что желал ты уже получил.
        Новым витком восходим мы к солнцу,
        В зареве красном в отблеск могил.

        Первый второй редеют отряды,
        Новый приказ как елей на чело.
        Только воспетая доблесть солдата,
        Сможет на веке прославить его.

        Свидетельство о публикации №117060309356

        ×
        Белая ночь

        Небо — теплое небо,
        Запах дождя печалит меня.
        Вечер — ласковый вечер,
        Тает в глазах как искры в кострах.

        Проплывет рекою закат — огнем,
        Прокричит совою Неве — белая ночь, и мне.

        Крыши — серые крыши,
        В окнах витрин кто то один.
        Слезы — бледные звезды,
        Падают в низ — чей то любви каприз.

        Проплывет туманом — печаль,
        Как миг как сны.
        А время заботливый страж,
        Точно в срок разводит мосты.
        Проплывет рекою закат — огнем,
        Прокричит совою Неве — белая ночь, и мне.

        Свидетельство о публикации №117041610645

        ×
        Степь

        Стонет утро, вьюгой разбудила меня,
        Стужа коней запрягает, с ветром смеётся.
        Следы заплетают узоры о хлыст ямщика,
        А из старых рубцов до хрипоты, душа рвётся.

        Снегом целуясь, жажда напиться воды,
        Только от рук моих, снег становится ржавым.
        Кровью хлебаю я жизнь, рву себя на куски,
        И от стужи ямщик, согреваясь — становится пьяным.

        Пар выдыхая, клубятся из рта — облака,
        Кружевами взметают хулой, глотка пеной плюется.
        Пьяный паскуда ямщик, не сумел удержать удила,
        Только лишь на креста, уповать остаётся.

        Стоном поёт мне пурга, отходную наветом,
        Нож под ребро, всё одно, сдохнуть в степи.
        Стой, отдышись, я кричу ямщику в стужу ветра,
        Только не слышит он, вьюга громче кричит.

        Нет ни любви, и не слёз, только пустошь в утробе,
        Сколько отмерено вёрст, мёрзнуть в пьяной степи.
        Кони задохлись, по горло увязли в сугробе,
        Только голос нутра говорит, подымайся — иди.

        Свидетельство о публикации №116121505223

        ×
        Ты закат - я дым

        Травы в туманах ложатся спать,
        и огнём горело.
        Над водою алая, тихая гладь,
        в небо смотрело.
        Раствориться в ней, и нарушить покой,
        трогая руками.
        И водой умыться, в месте с тишиной,
        с яркими кострами.

        Песней душою раздеться,
        в травах остаться одним.
        Только тобою согреться,
        «Ты закат — Я дым»

        Песней согревать, в нежности закат,
        звонкую струною.
        Радовать сердца, попадая в такт,
        теплотой укрою.
        Превратиться в дым, в пламени огня,
        и как можно выше.
        И рукой достать небо, облака,
        звёзд коснуться ближе, ближе, ближе.

        Свидетельство о публикации №116121504771

        ×
        Страна пьяного Дурня


        Сидит обнявшийся с Княжной,
        свадьбу новую справляет,
        сам веселый, и хмельной,
        молодой хозяин.
        Среди всех деревень,
        он мужик богатый,
        и махает всем рукой,
        в гости зазывает.
        Где в честь дурака,
        открывает двери,
        и на вынос всем вина,
        душу изливает пеньем.
        Подносил, все пролил,
        одурманил землю,
        что не утро — то по хмель,
        головою в петлю.
        Не ходи пропадешь,
        дурья твоя головушка,
        коль вина его хлебнешь,
        не у зреешь волюшки.
        Лучше горе — горевать,
        песней наслаждаться,
        чем на виселицу пешком,
        на глаза податься.
        Взоры потом заливать,
        думу мукой маять,
        не ходи на сторону,
        по болоту шарить.

        Там паскуда черная ночь, водит хороводы,
        Сокол в поле девкам дарит, золото подолы.
        Кто за пять — а кто за десять, серебро монетки,
        А потом руками душат, плод любви потехи.

        Чернь мужицкая, и глупость учиняет смуту,
        А по задворкам голытьба, принимает муку.
        Там солдат в пустых котлах, выскребает днище,
        Голубую кровь из вен, выпускает нищий.

        Солнце драным рукавом, оголила кости,
        И резвится чернь народ, извиваясь злостью.
        Им расстрига из душ вьет, тугие петли,
        Покупает их народ, сладкие конфетки.

        Манят, манят помелом, ясновидцы ведьмы,
        То не сказкой, то словцом, золотым веретеном,
        То по шее топором, то по сердцу плетью.

        Что ж ты в рот набрал воды, скрывшись под навесом,
        Выйди к нам да покажись, аль под бокам бесы?
        Закатали рукава, мутят воду, и небо,
        Глянь народу собралось, все просят хлеба.

        Каждый тащит душу в рай, а на хребте — то черти,
        Аль не рад ли нам Царь Государь? Не на ровен час в петлю.
        Посмотри, резвимся как на твою погибель,
        Будет праздник и у нас, на твоей могиле.

        Свидетельство о публикации №116112712217

        ×
        Пересвет

        Вечер закат близит печаль,
        Время прошедшего дня.
        Тёплое небо накрыло вуаль,
        Сном остывает земля.

        Свет фонарей вдоль дорог верениц,
        Время для тех, кто в пути.
        Новые судьбы, как отблеск зарниц,
        Пытаясь друг друга найти.

        Пламя костров время лечит,
        В звёздах река — как слеза.
        Руки ложатся на плечи,
        Успокоят тебя, успокоят меня.

        Радость надежд в знакомом окне,
        Смоет усталость лет.
        Жизнь начиная на чистом листе,
        Сможешь принять, или нет.

        Старые песни покроются мхом,
        Старым поступкам крест.
        Небо коснётся нежным крылом,
        Новой судьбы Пересвет.

        Свидетельство о публикации №116112603188

        ×
        Мы держим путь

        Годы надежд, и остатки любви,
        Заплутали в туманах лет.
        Как не пытайся все повернуть,
        Назад пути уже в прошлое нет.

        Только слова ты не прячь в себе,
        А нужно сказать — скажи.
        Сотни дорог сойдутся к тебе,
        Да только одну отыщи.

        Новой песней в звездах,
        Родиться на радость сердцам.
        Сколько намерено сроку,
        Все до рубахи от дам.
        Мы держим путь по ветру,
        Судьбой в оправдание живем.
        С каждым днем все ближе,
        Небо рукой достаем.

        Сколько дел, ты довел до конца?
        А сколько сгорело в кострах?
        Сколько раз, любовь сжигала тебя?
        И о новой, ты грезил в мечтах.

        Вспомни, что еще не успел,
        Вспомни, каким ты был.
        Сколько песен ты не допел,
        А сколько растаяло в дым

        Сколько раз, ты в небо смотрел,
        И пытался ловить облака.
        Сколько раз, ты к мечте летел,
        Но по теченью уносила река.

        Вера — это слабых удел,
        Для тех кто не знает пути.
        Время — это лучший судья,
        Рассудит как не спеши.

        Свидетельство о публикации №116112603230

        ×
        Стужа - от женского лица

        Раскинул шатёр лес, ели до небес, к птицам:
        Бледная заря, в омут спрятала, лица.
        Как прожить бы век, не испить навет, в лужах.
        Стелется парчой, снегом по домной, стужа.

        В шарах из хрусталя, не найдёт меня, время.
        Выйти из себя, да выстроить с нуля, терем.
        Шёлковый атлас, парус на волнах, снится,
        Догорит свеча, лишь закрыв глаза, и к птицам.

        Танцует в снегах бес, манит на ночлег, нежно;
        Уводя собой, где в проруби огонь, мне тесно.
        Ластится петель, и вернись в апрель, с собою.
        Спрятав в ниц глаза, на язык слеза, с тобою.

        Камнями ресниц, гроздья налились, росой степною,
        Душу на расстрел, вёрстами отпет, весною.
        Опрокинувшись, небо мне испить в застылых лужах,
        На излом меня, словно как струна, бьет стужа.

        Напьюсь я, травою жгучим соком,
        Накроюсь порчёю нежным мохом.
        Спрячу глаза, от солнца света,
        Что бы забыть мне стужу эту.

        Долго маялась весть, от тебя ко мне,
        Нет терпеть больше сил, камнем лежать в земле.
        Верой правдой служил, да в трёх ручьях заплутал,
        Но а мне ветра ждать, что от тебя прилетал.

        Косы мне заплели, травы мокрые,
        Не найти вам меня, в стольном городе.
        Из колодца испить, мне посилуйте,
        Вспоминать вам меня, не могу просить.

        Иглой штопала день, солнце оземень,
        И молвою слыла, стужа вересень.
        Снегом нитью плела, платье белое,
        Посмотри на меня, небо серое.

        Кружева на поднос, я вам принесу,
        Повстречаться бы раз, с милым на краю.
        Отпусти стужа мне, душу мутную,
        Да за деток своих, службу выслужу.

        Босяком трава, словно как игла, жалит,
        По воде до дна отражение, манит.
        Обрету покой, уводя с собой, стужу,
        Что бьют меня крестам, что снова я от дам — душу.

        Смахну я рукой, с ресниц тугую,
        От перехлёпа смолу, смотрю в слепую.
        По волосам моим, крадётся иней,
        За порошило душу снегом синим.

        Свидетельство о публикации №116112603271

        ×
        Сибирь

        Под суицидной звездой, выстроен строй
        Шёл на Байкал, где пляшет шаман.
        Стужа в зубах, грудь в орденах:
        Несли пламя и дым, полыхала: «Сибирь».

        Кровью слезой, обжигались водой:
        Солнце в похмель, рыщет пургой.
        Пляшет барак, там каждый друг другу брат.
        Жрут чугунный смол, и нет дороги назад.

        Сибирь, танцует пурга Сибирь,
        Тянет на дно Сибирь.
        В клочья душа, Сибирь.

        Сколько веры, да на кой нас черт несло
        Топор не мера, легче выстрелом в упор:
        Пожары вольники, нас согревали — а мать «Сибирь»,
        Манила ведьма, от смиренья в монастырь.

        Бьет кручеными по рубцам сочится мездра,
        Серпы каленые, рвали шкуру — а душа.
        От храмов к виселицам, нас кормила мать «Сибирь»
        Молитва — исповедь, нас вела как поводырь.


        Добавление и редактирование 2014 год

        Под звуки марша, нас ковали всех звеном
        Как по маслу, звездой венчали под сукном.
        И с любовью, уводили на расстрел:
        В месте с ветром, выстрел панихиду пел.

        Левой левой, нас учили держать строй,
        Не зная меры, алой харкались пургой.
        И снегами, заметала нам погост:
        Так мать Сибирь, целовала нас в засос.

        Свидетельство о публикации №116112602990

        ×
        Слезы трав

        Светлые слезы не скошенных утренних трав,
        Воспевают зорю, птицы отмеряют час:
        «Православного дня».

        Все за здравие пьем, нам бы меры глоток,
        Не просохнем не как дороги метят в острог:
        «От смиренья — до смерти жить».

        Воля, воздух, нам ли не петь,
        С верой, с болью, горе терпеть.
        Радость, слезы, до под откос понесло.
        С небом, в звездах, ох жить весело.

        Нам бы радости — веселья в черные дни,
        Нам за утреннею спеть небу сладить костры:
        «Чтоб пропахла душа».

        Воля Божья под час отмеряет шаги,
        Кто с рассветом в седло а кто с болью в груди,
        От запоя в запой, на кой черт нас несет.

        Хулою в праздник сорить да стаканом причитать,
        Под иконой хрипеть да молитвами лгать,
        Коль есть сила в тебе: «крепись».

        Верой правдой служи во славу нашей земли,
        С песней в горе радеть, омыв кровью пути,
        Сколько веры в наших глазах: «не счесть».

        Свидетельство о публикации №116112603123

        ×
        Быть беде

        В чистом поле месяц серебрил снега,
        Резали полозья сани по всей земле.
        Там с восходом солнца ждёт меня пурга,
        Кони дохнут раз за разом быть беде.

        В узела тугие душу завяжу,
        Что бы не было там места для гнилой любви.
        Далеко по снегу боль я увезу,
        В проруби омою раны распрямлю рубцы.

        В ночь шальную душу от пущу,
        Пей гуляй моя зараза на потеху мне,
        В стужу хороводы с бесами кружу
        Как наскучит снова резвых запрягу.

        Бью себя кручёными а стужей не спастись,
        Рви на мне рубаху воля от тюрьмы — сума.
        Лихо за спиною коней припусти,
        Рвись по куда есть мочи да держи удила.

        Чёрные собаки с крестами в конуре.
        С корнем рвут гнилые души собирая дань.
        Нарекают веру с Богом на петле,
        Где за святость каждый платит, быть беде.

        За родную матушку послужу,
        Ох загибаемся мы в три ручья.
        За Русь святую с вилами пойду,
        Да ухватом перекрещу себя.

        Свидетельство о публикации №116112603174

        ×
        Возвращение к весне

        Дымом нежным насытит меня,
        Осень — листья сжигает ветрам.
        Как увидеть сквозь дым облака,
        Где поют песни новым кострам.

        Где леса достают до небес,
        Где дожди очищают сердца.
        Где тоска превращается в смех,
        где любовь чиста, как слеза.
        Где в туманах играют ручьи,
        И поёт нежно робко свирель.
        По облогам пытаться дойти,
        всё равно что с ногами, «в купель».

        Дарит золото осень земле,
        Ей пропитан я дымом — до слёз,
        Как вернуться мне снова к весне,
        Испытать сладость запахов грёз.

        Где леса достают до небес,
        Где дожди очищают сердца.
        Где тоска превращается в смех,
        где любовь чиста, как слеза.
        Где в туманах играют ручьи,
        И поёт нежно робко свирель.
        По облогам пытаться дойти,
        всё равно что с ногами, «в купель».

        Свидетельство о публикации №116112603212

        ×
        Благовест

        Душа птицей томится,
        Костром горячая медь.
        Небом досыта напиться,
        Но солнце — расставила сеть.
        Все грезятся нам красные горы,
        Где каждый шаг — камнепад.
        Дороги завели в остроги,
        Где вспышки молний — парад.

        Что не утро то выстрел,
        Птицы палачи.
        Как зажгутся зарницы,
        Там меня ищи.
        Воздух ладаном надышим,
        С душ снимем чернь до бела.
        Вновь столбом подымим,
        В ночь лихие дела.
        Эй, чернорубашечники,
        Вылезайте из под стола.
        Ай- да шабашники,
        Пить, гулять до утра.

        Благовест, не зрячим дарит веру,
        На кой нас черт занесло.
        Под иконами рвем зубами вены,
        Раз, два, три да глаза замело.
        Рвется окрик на ружу,
        Крест по швам — режет мою грудь.
        А сосунки с рваным брюхом согревают стужу,
        Прославляясь, выпуская красную ртуть.

        Свидетельство о публикации №116112603251

        ×
        Голоса незнакомых птиц

        Сонный блеск росы,
        На заре разбудит мою душу.
        Ровный бег дорог,
        По чужой земле глотаю стужу.

        Гарь моей звезды,
        Снова мне напомнит о печали.
        Вёрсты до небес,
        Что меня вскормили, воспитали.

        И голоса незнакомых мне птиц,
        На закате свеч зовут меня.
        Где жизнь в миражах, всплесках лун,
        Городов факела.

        Копоть моих лет,
        На руках — помаз лица, сажа.
        Боль знакомый свет,
        Хлебом успокоит мои раны.

        Ночь знамён венки,
        Отпоют последнюю дорогу.
        Трезвость глаз в пустоту,
        Горизонту задирал подолы.

        Свидетельство о публикации №116112606832

        ×
        Ямщик

        Я пропитан тоской, мое горло хрипит,
        Болен степью морщин, да висками по снегу.
        А ямщик удалой, бьет — коней до крови,
        Оставляя, следы алые, небу.

        Я дышал открыв рот, я рвал воздухом грудь,
        Я хлебал синеву, выплевывал всю душу на волю.
        А зарежут сними, с ножа ямщик удалой,
        Коль чистым быть, не запачкаться кровью.

        Как хотелось порой ямщику, мертвым солнцем согреться,
        Не забыться в дороге, не уснуть, не сдохнуть в степи.
        Как хрипело пургой, и рвалось не покорное сердце.
        Оставляя звездам, рваные в клочья следы.

        По облогам в разрез, мерил землю вином,
        Ржет пьяная степь, заметая дорогу.
        Оглянуться б назад, каким был, посмотреть.
        Нет, не успел, опоздал, поздно.

        А ямщик гнал коней, и хлестал не покорную стужу,
        Рвал рубаху по швам, что б душе было легче взметать.
        По сугробам скрипели рубцы, что рвались на ружу,
        Лезла пена из глотки, да крест давай целовать.

        И кружит воронье, над страною моей,
        Под крестами — знамен, Богом забыта.
        Ты оставь меня здесь, эй ямщик удалой,
        Пусть заметет меня снегом, стерва вьюга.

        Пусть целует в засос, пусть копает мне дно,
        Увидав отражение свое опрокинувшись в прорубь.
        Коль меня не найдут, кто ж меня отпоет,
        С рваным брюхом — только голая степь, по мне стонет.

        Как звала меня песня таской а некуда деться,
        Мне веселье одно до хрипоты, волю глотать.
        Рвутся кони в пургу а мне б отдышаться, согреться,
        Землю жрать натощак, да по ней же версты мотать.

        Лишь под утро заснуть, а утро хлещет крученым,
        Все под кожу лезет пиявкой, стоном тоска.
        Жизнь глотаю слюной, да вместе с соленым,
        Синеву проглотив, а в глазах, кружева.

        Свидетельство о публикации №116112603255

        ×